золотой фонд рго
ДОКУМЕНТЫ ИЗ САМЫХ ИНТЕРЕСНЫХ ЭКСПЕДИЦИЙ РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Экспедиции Русского географического общества всегда состояли из большой работы по сбору картографических и метеорологических данных, этнографических, геологических, ботанических коллекций. Кроме того, любая экспедиция сопровождалась ежедневной и детальной фиксацией всего, что происходило с учёными и путешественниками. Они вели дневники и чертили карты, сами зарисовывали новые виды растений и животных или просили об этом художника экспедиции, фотографировали встречающиеся в пути поселения и пейзажи, подробно описывали нравы и детали быта местных жителей. Все эти документы со временем составили фондовое собрание Русского географического общества, формирование которого началось с момента его учреждения в 1845 году. В нашей онлайн-экспозиции мы покажем лишь небольшую часть этой богатой и интересной коллекции и расскажем о девятнадцати исследователях.

Русское географическое общество было основано по Высочайшему повелению императора Николая I.
18 августа (6 августа по старому стилю) 1845 года император утвердил временный устав РГО. Этот день в 2020 году был утверждён Правительством России как День географа.

РГО внесло огромный вклад в изучение Европейской России, Урала, Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Кавказа, Ирана, Индии, Новой Гвинеи, полярных стран и других территорий. Эти исследования связаны с именами Николая Пржевальского, Григория Потанина, Михаила Певцова, Григория Грумм-Гржимайло, Петра Семёнова-Тян-Шанского, Петра Козлова, Николая Миклухо-Маклая и многих других.


Закладка здания РГО, 1907 г. Фото: Научный архив РГО
Хребет Сабля. И. Бермелеев. Литография, середина XIX века. Из фондов Русского географического общества
Уральская экспедиция, которую возглавил Гофман, была снаряжена Императорским Русским географическим обществом (ИРГО) для исследования практически неизученного Полярного Урала и прилегающих областей. За три полевых сезона (1847, 1848 и 1850 гг.) экспедиции удалось изучить рельеф и геологическое строение Урала на огромной территории в тысячи квадратных километров – от 60° с. ш. до берега Северного Ледовитого океана.
Экспедиция собрала коллекции горных пород, минералов, образцы флоры и фауны, а также ценные этнографические материалы о местных народностях – самоедах, остяках, зырянах. Выпускник Академии художеств Иван Бермелеев создал альбом оригинальных рисунков. Также экспедиция произвела разграничение бассейнов рек, составила карту Северного Урала и берегового хребта Пай-Хой, имя которому дал сам Гофман (по-ненецки это означает «каменный хребет»).
Самому северному горному массиву на Полярном Урале, «круто падающему в тундру», и его высшей точке (483 м) Эрнст Гофман дал название «Константинов Камень» – в честь председателя ИРГО Великого князя Константина Николаевича. Результаты экспедиции были подробно изложены в двухтомном труде «Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой» (1853–1856).
Река Кок-Джар. Из альбома П. М.Кошарова к путешествию П. П. Семёнова на Тянь-Шань 1857 г. Из фондов Русского географического общества
Работу в ИРГО в 1849 году Пётр Семёнов начал с обязанностей библиотекаря и секретаря отделения физической географии. В 1856 году вышел в свет перевод первого тома книги Карла Риттера «Землеведение Азии» и дополнения к нему, автором которых стал Пётр Петрович.
В 1856–1857 гг. при поддержке ИРГО Семёнов предпринял экспедицию для исследования горной системы Тянь-Шань. Он обследовал западные отроги хребта Заилийский Алатау, долину реки Чу, Боамское ущелье, горы Кунгей-Алатау и Терскей-Алатау и первым из европейцев поднялся на склоны горного массива Хан-Тенгри. Открыл крупную группу ледников, спускающихся с Хан-Тенгри. Дал первую развёрнутую характеристику рельефа и геологического строения Тянь-Шаня. Установил вертикальную природную зональность в Тянь-Шане и собрал богатый материал по геологии и этнографии, а также ботанические и зоологические коллекции. Исследования Петра Семёнова в Тянь-Шане произвели настоящий переворот во взглядах на эту огромную горную систему и позволили нарисовать реальную картину внутренней части Азиатского материка.
После возвращения из экспедиции Пётр Семёнов принимал деятельное участие в работе Редакционных комиссий по освобождению крестьян и составлению Положений 19 февраля 1861 года.
По его инициативе в 1897 году была проведена Первая всеобщая перепись населения Российской империи.
Страницы путевого дневника путешествия по Тянь-Шаню 1856 - 1857 г. Из фондов Русского географического общества
Предметы обихода и одежды киргизов Большой Орды. П. М. Кошаров. Из фондов Русского географического общества
С 1873 года и до конца жизни Пётр Семёнов был бессменным вице-председателем ИРГО и фактически руководил его деятельностью.
Благодаря усилиям Семёнова, сумевшего собрать около себя авторитетных ученых, горячо преданных географии, Императорское Русское географическое общество выдвинулось в первые ряды географических обществ мира.
Пётр Петрович был награждён высшей наградой Российской империи – орденом Андрея Первозванного. К концу жизни он был избран почетным членом 53 русских и зарубежных научных учреждений, действительным членом 12 и членом-корреспондентом 8 научных обществ.
В честь него названы ледник и пик в Центральном Тянь-Шане, близ Хан-Тенгри, вершина в Монгольском Алтае, хребет к югу от озера Кукунор, вершины на Шпицбергене, Аляске, Кавказе и другие географические объекты, многочисленные виды растений и животных.
В 1906 году, в 50-летнюю годовщину Азиатской экспедиции, Петру Семёнову по указу императора Николая II было дозволено присоединить к своей фамилии название исследовавшейся им местности Тянь-Шань и именоваться впредь Семёновым-Тян-Шанским.
В качестве руководителя ИРГО Семёнов был духовным отцом большинства известных русских путешественников по внутренним районам Азии: Николая Северцова, Григория Потанина, Николая Пржевальского, Михаила Певцова, Чокана Валиханова, Петра Козлова, Григория Грумм-Гржимайло и других.
Густав Радде родился в немецком Данциге (ныне Гданьск). Заниматься ботаникой и зоологией начал в юные годы. Приехав в 1852 году в Крым, Радде в течение двух лет изучал флору полуострова, итогом чего стала работа «Опыт характеристики растительности Крыма» (1854). Попутно он провел этнографические исследования, обобщённые в объёмной публикации «Крымские татары» («Вестник ИРГО», 1856–1857), и организовал возле Сиваша небольшой естественно-исторический музей, впоследствии подаренный Московскому университету. В 1854 году Радде, решивший навсегда остаться в России, с богатой коллекцией собранных в Крыму образцов отправляется в Петербург.
В это время ИРГО снаряжало Сибирскую экспедицию (1855–1862), которая стала вторым крупным предприятием ИРГО после Уральской экспедиции Эрнста Гофмана. В состав экспедиции был включён и Густав Радде. Собранные Радде богатейшие зоологические коллекции – в том числе образцы 1760 позвоночных и около 50 000 беспозвоночных – легли в основу представлений о фауне Южной Сибири и Приамурья.
В 1864 году Густав Радде переходит в недавно открытый Кавказский отдел Общества, где работает последующие 35 лет. Он совершает несколько десятков путешествий, в том числе по Закавказскому нагорью, Западной Грузии и Абхазии (1866), Армянскому нагорью и Турции (1871–1875), Талышско-Ленкоранскому району и Иранскому Азербайджану (1879–1880), Дагестану (1885), в Закаспийский край и Северный Хорасан (1886).
Подробные экспедиционные отчеты Радде вышли в «Записках Кавказского отдела ИРГО». Там же опубликованы материалы его этнографических исследований, например, «Хевсурия и хевсуры» (1881). Обобщающий труд Густава Радде «Основные черты растительного мира на Кавказе» также увидел свет на страницах «Записок» отдела. Большинство других трудов учёного было издано на немецком языке.
План китайского города Лань-Чжоу. Из фондов Русского географического общества
В 1886 году Григорий Потанин был награжден Константиновской медалью «за путешествие по Китаю и Монголии и всю 25-летнюю плодотворную деятельность на поприще географии».
По рекомендации Петра Семёнова Потанин участвует в экспедиции Кирилла Струве на Зайсан и Тарбагатай на востоке Казахстана (1863–1864). Собранные им данные по рыболовству на озере Зайсан, а также обширный гербарий положили начало блестящей карьере путешественника.
Дальнейшую славу Григория Потанина как исследователя составили пять его экспедиций в Монголию, Китай и Тибет, в том числе первая Монгольская (1876–1878), вторая Монголо-Тувинская (1879–1880), итогом которой стало масштабное исследование «Очерки Северо-Западной Монголии» в 4 томах (1881–1883), а также первая Китайско-Тибетская (1884–1886) и вторая Китайско-Тибетская (1892–1893) экспедиции.
Экспедиции имели комплексный характер – за каждое направление исследований отвечал свой специалист, среди которых были многие именитые учёные: зоологи Михаил Березовский и Виталий Бианки, геолог Владимир Обручев и многие другие. Сам Григорий Потанин и его жена Александра Потанина занимались сбором растений и этнографическими наблюдениями.
С научной точки зрения особенно успешной оказалась первая Китайско-Тибетская экспедиция. Потаниным и его спутниками были составлены описания истории, традиций и быта монголов, бурят, тангутов, дунган и различных народностей Китая, собраны богатейшие этнографические коллекции, в том числе ценные материалы по истории эпоса тюркских и монгольских народов, коллекции шаманских принадлежностей, впоследствии переданные в музеи России. Ценнейшие ботанические коллекции, собранные экспедициями Потанина, поступили в Ботанический сад, столь же ценные зоологические – в Зоологический музей Санкт-Петербурга.
Результаты экспедиции отражены в капитальном двухтомном труде «Тангутско-Тибетская окраина Китая и Центральная Монголия» (1893).
Карта путешествий и открытий Пржевальского (конец 1880-х гг.). Из фондов Русского географического общества
Николай Пржевальский родился в селе Кимборово (ныне Смоленская область). Окончил Академию Генерального штаба (1863), после чего преподавал географию и историю в Варшавском юнкерском училище (1864–1867). Затем получил назначение в Сибирский военный округ.
В 1864 году был избран действительным членом ИРГО.
По совету Петра Семёнова с 1867 по 1869 годы путешествовал по Уссурийскому краю. Обследовал район между Нижним Амуром и Японским морем.
Материалы, собранные Пржевальским в Уссурийском путешествии и положенные в основу его книги «Путешествие в Уссурийском крае», поражают разнообразием вопросов, охваченных автором, тщательной их разработкой и оригинальной методикой полевых работ.
В дальнейшем путешественник изучал Центральную Азию, по территории которой совершил четыре крупные экспедиции, за время которых им было пройдено более 33 000 км.
Первая из них – Монгольская (1870–1873) – началась в Кяхте. Пржевальский прошел Монголию, китайскую провинцию Ганьсу, достиг Северного Тибета и озера Кукунор, пересёк пустыню Гоби и через Ургу (ныне Улан-Батор) возвратился в Иркутск. Вдоль всего пути была проведена глазомерная съемка, магнитные и метеорологические наблюдения.
Маршрут второй экспедиции – Лобнорской, или Джунгарской (1876–1877) – начался в Восточном Туркестане и пролегал через Тянь-Шань в Джунгарию. По итогам экспедиции была составлена карта Внутренней Азии.
Целью третьей экспедиции – первой Тибетской (1879–1880) – была столица Тибета, Лхаса. Пржевальский открыл и изучил хребты Гумбольдта, Риттера и через котловину Цайдам продвинулся вглубь Тибета, но в 250 км от Лхасы был остановлен тибетскими властями. На обратном пути обследовал озеро Кукунор, истоки реки Хуанхэ.
Во время четвёртой экспедиции – второй Тибетской (1883–1885) – он исследовал горную систему Куньлунь, через верховья реки Янцзы вышел к озеру Лобнор и подробно его описал.
В начале своей пятой экспедиции, которую Пржевальский предпринял в 1888 году, он тяжело заболел и умер. Путешественник был похоронен у озера Иссык-Куль.
Пржевальский впервые подробно обследовал и описал Центральную Азию, произвёл съёмку этой территории, открыл дикую лошадь (названную его именем) и дикого верблюда, собрал богатейшие зоологические и ботанические коллекции. Сделал первое подробное описание пустыни Гоби и других пустынь Центральной Азии. Впервые правильно нанёс на карту многие высочайшие цепи Центральной Азии. Достиг верховьев великих китайских рек Янцзы и Хуанхэ, описал множество рек и озер.
Его именем названы хребет в горной системе Куньлунь, ледник на Алтае, мыс на острове Итуруп (Курильские острова) и ряд видов животных и растений, открытых им во время путешествий.
В 1876 году капитан Певцов совершил первое путешествие по Джунгарии, основной задачей которого была охрана торгового каравана. Михаилу Певцову также поручалось собирать попутные сведения о территории. Экспедиция активно вела астрономические наблюдения, собрала большой материал по географии, флоре и фауне Джунгарии (18 видов млекопитающих и 62 вида птиц), уточнила происхождение солёных озёр. Описание маршрута и крупномасштабная карта Восточной Джунгарии были опубликованы Певцовым в 1879 году в работе «Путевые очерки Джунгарии», получившей высокую оценку Общества и лично его вице-председателя Петра Семёнова-Тян-Шанского.
Самым ярким из предприятий Михаила Певцова стала Тибетская экспедиция (1888–1890), которую он возглавил в конце 1888 года после кончины Пржевальского. Маршрут экспедиции пролегал по Восточному Туркестану, Северному Тибету и Джунгарии.
Были описаны месторождения меди и других полезных ископаемых. В Кашгарии и Куньлуне собраны ценные этнографические сведения. Проведён подробный анализ многочисленных обращающихся в регионе валют, стоимости товаров и услуг. В юго-западной Кашгарии, на границе с пустыней Такла-Макан, экспедиция устроила метеорологическую станцию.
Тибетская экспедиция явилась одной из крупнейших центральноазиатских экспедиций XIX века. Маршрутной съёмкой, которую Михаил Певцов вел совместно со своими помощниками Петром Козловым, Всеволодом Роборовским и Карлом Богдановичем, было охвачено свыше 10 тысяч километров. Составлена «Карта Восточного Туркестана и северной окраины Тибетского нагорья» в масштабе 10 верст на дюйм, издана работа «Путешествие в Кашгарию и Кунь-Лунь» (1895).
Рисунки Н. Н. Миклухо-Маклая из экспедиций на Берег Маклая, 1871–1872 гг., 1876–1877 гг. Из фондов Русского географического общества
Николай Миклухо-Маклай родился 17 июля 1846 года в селе Языково-Рождественское Новгородской губернии. В 1863 году поступил в Петербургский университет, но за участие в студенческих сходках был исключён без права обучения в вузах России, поэтому для получения высшего образования поехал за границу, где в Гейдельбергском, Лейпцигском и Йенском университетах изучал медицину и естественные науки.
Вместе со своим учителем Эрнстом Геккелем в 1866–1867 годах совершил свою первую экспедицию на Канарские острова и в Марокко, где занимался зоологическими исследованиями. В 1869 году путешествовал по берегам Красного моря с целью изучения его фауны.
В том же году молодой учёный возвратился в Россию, где представил в Императорское Русское географическое общество план экспедиции к островам Тихого океана, который был поддержан Советом ИРГО. В результате c 1871 по 1887 гг. Николай Миклухо-Маклай изучал Новую Гвинею, Австралию и Океанию.
Первоначальным местом исследований он выбрал остров Новая Гвинея, где жил наедине с аборигенами. На правах первого европейца, посетившего берег залива Астролябия в северо-восточной части Новой Гвинеи, исследователь дал ему свое имя – берег Маклая.
В ходе своих исследований он также посетил Филиппины и Индонезию (1873), Малакку (1874–1875) и ряд мелких островов Микронезии и Меланезии (1876, 1879), где изучал жизнь местных племен и проводил географические наблюдения. В 1878–1882, 1884 и 1886 гг. жил в Австралии, где на основанной им близ Сиднея биологической станции продолжал свою научную работу.
Одной из главных задач своей жизни Николай Миклухо-Маклай видел защиту коренного населения Новой Гвинеи, и в частности берега Маклая, поскольку во время своих путешествий он неоднократно становился свидетелем угнетения островитян европейцами.
На протяжении всех своих исследований путешественник не прекращал делать зарисовки. В общей сложности он сделал в полевых условиях свыше 700 рисунков. Среди его работ встречаются изображения рыб, птиц, животных, но основная масса – это портреты коренных жителей, изображения их жилищ, орудий труда, одежды, украшений, татуировок, орнаментов.
Портреты и рисунки, созданные Миклухо-Маклаем, отражают наиболее существенные антропологические черты и этнографические особенности местного населения. Для целого ряда народов эти изображения представляют собой ценнейший и единственный исторический источник, воспроизводящий те особенности их культуры и быта, которые к настоящему времени исчезли или исчезают.
В 1887 году из-за плохого состояния здоровья исследователь вернулся в Петербург, где занялся обработкой и подготовкой к публикации материалов своих экспедиций.
В рамках первого в истории Международного полярного года (1882–1883) Россия обязалась обустроить на своей территории две полярные станции: в устье реки Лены и на Новой Земле. По решению Санкт-Петербургской академии наук и Русского географического общества начальником планируемой станции в устье Лены и всей Ленской экспедиции стал Николай Юргенс. Главной задачей станции должны были стать метеорологические наблюдения.
По пути следования к устью Лены Юргенс с помощниками организовали метеостанции в Якутске, Магане, Мархе, Олёкминске, начали подбор и инструктаж персонала. Для обустройства полярной станции было выбрано место на южном берегу острова Сагастырь.
Помещение с приборами Купфера. Фотография Ленской экспедиции ИРГО 1882–1884 гг. Из фондов Русского географического общества
Иллюстрация к изданию "Труды русской Полярной станции на устье Лены. Часть I. Астрономические и магнитные наблюдения за 1882-1884 годы". Из фондов Русского географического общества
Станцию удалось оборудовать в рекордные сроки – уже через 10 дней после прибытия, 19 августа 1882 года, были проведены первые метеорологические наблюдения. В дальнейшем в течение двух лет они осуществлялись ежечасно, а в урочные дни – каждые 5 минут или даже 20 секунд. Ни одного сбоя в работе станции или её персонала за два года отмечено не было.
Помимо метеорологических и магнитных наблюдений работники станции осуществляли астрономические исследования, регистрировали и подробно описывали полярные сияния. Станция стала научным, а усилиями врачей экспедиции – и медицинским центром Крайнего Севера.
По результатам наблюдений Николай Юргенс подготовил отчет «Экспедиция к устью реки Лены с 1881 года по 1885 год», напечатанный в «Известиях ИРГО» в 1885 году.
Окончил Санкт-Петербургский университет, преподавал ботанику в Технологическом институте, участвовал в экспедиции профессора Николая Вагнера в Белое море и Ледовитый океан (1876), проводил научные исследования по гидрологии и метеорологии.
В Императорском Русском географическом обществе Александр Васильевич, помимо сложных секретарских обязанностей, писал и редактировал журналы, отчёты и издания Общества, поддерживал сотрудничество ИРГО с географическими обществами мира, организовывал экспедиции. К его заслугам относятся сооружение памятников Пржевальскому в Петербурге и на Иссык-Куле, устройство торжества по случаю 50-летия ИРГО, организация приема Фритьофа Нансена, розыски экспедиции Саломона Андре и многое другое.
Весной 1787 г., благодаря пожертвованным членом-соревнователем Общества и меценатом Александром Сибиряковым средствам, была снаряжена знаменитая экспедиция Адольфа Норденшёльда в Сибирское поморье. Успешно перейдя пролив Югорский Шар и Карское море, обогнув мыс Челюскин и войдя в устье Лены, его корабль «Вега» был захвачен наступлением зимы. Команде пришлось остаться на зимовку.
Не получая известий о местоположении экспедиции и беспокоясь о судьбе учёного, Сибиряков обратился в ИРГО с предложением о снаряжении парохода «Норденшёльд», который должен был пойти навстречу «Веге» для оказания ей, в случае надобности, посильной помощи.
Совет Общества принял предложение Сибирякова и избрал для командировки Александра Григорьева, рассчитывая на его опыт и требуемые знания в области гидрологии и метеорологии. После непродолжительной остановки в Японии экспедиция двинулась далее, по направлению к Берингову проливу, но, не успев оставить японские воды, потерпела крушение вблизи острова Иессо (совр. Хоккайдо).
После крушения Григорьев, не видя возможности продолжать исследования в полярных странах, решил обратить свои силы на изучение Японии, где и остался на целый год, отклонив любезное предложение Норденшёльда возвратиться в Европу на «Веге».
Результатом трудов Александра Григорьева стали материалы об образе жизни в Японии, а также одни из первых исследований малоизученного народа – айнов. Многочисленные предметы, рукописи и картины, бережно собранные Григорьевым в период пребывания на острове, были принесены в дар Географическому обществу.
В 1875 году Бронислав Громбчевский окончил Варшавское пехотное юнкерское училище, в 1876 году получил назначение в 14-й туркестанский линейный батальон. В 1880 г. Громбчевский перешел на службу по Военно-народному управлению, был назначен помощником начальника Маргеланского уезда в Туркестане. По долгу службы серьёзно занимался изучением местной культуры, языков и наречий.
В 1885 году, в качестве старшего чиновника по особым поручениям при военном губернаторе Ферганской области, с целью проверки границы с Китаем обследовал Кашгар и пограничные районы Тянь-Шаня, в 1886 г. – Центральный Тянь-Шань и бассейн Нарына. За эту экспедицию был награжден Серебряной медалью Русского географического общества.
В 1888–1890 гг. осуществил несколько экспедиций по Памиру, Кафиристану, Кашмиру и Северо-Западному Тибету. Он сумел проникнуть на территорию английской Северо-Западной Индии, разведать истоки Инда. Им были исследованы и описаны части Гиндукуша и Мустага, бассейн Раскем-Дарьи и Кашгарский хребет. На водоразделе рек Юрункаш и Каракаш открыл ранее неизвестный хребет, названный Юрункашским, с перевалом высотой 5790 м. Благодаря его исследованиям определились очертания системы рек Верхнего Яркенда. Одним из первых определил высоту горы Чогори в Каракоруме в 8799 м, что близко к современным оценкам высоты в 8611 м.
Экспедиции Громбчевского дополнили материалы экспедиций братьев Грумм-Гржимайло. На основе проведённых съемок была составлена «Карта Канджута, Раскема и Сарыкола». Громбчевский выполнил метеорологические наблюдения и собрал богатые энтомологические коллекции.
Труды экспедиций, которые представляли собой секретные доклады, описывали не только особенности природы и этнографии малоизученного региона, но и условия передвижения войск на стратегических направлениях вблизи британской Северо-Западной Индии, а также политические и иные взаимоотношения в региональных элитах, их связи с британской колониальной администрацией.
Фотографии, сделанные Громбчевским во время экспедиций, являются уникальным историко-бытовым документом эпохи. На них запечатлена жизнь населения Восточной Бухары, Памира, Хунзы и Южной Кашгарии в конце XIX века.
С 1896 года служил на Дальнем Востоке.
В 1903–1906 гг. – астраханский губернатор и наказной атаман Астраханского казачьего войска. Генерал-лейтенант (1903).
В конце Гражданской войны, в 1920 году, вернулся в Варшаву, где работал в Государственном институте метеорологии.
Юлий Шокальский родился в Петербурге. После окончания гидрографического отдела Николаевской морской академии (1880) приступил к научной работе в области географии.
Некоторое время Шокальский заведовал отделением морской метеорологии и предупреждений о штормах в Главной физической обсерватории, и успел написать свои первые научные работы по морской метеорологии. Затем он перешёл в морское училище, где начал преподавать математику, навигацию и физическую географию. Он преподавал в Морской академии, в Ленинградском университете и других учебных заведениях до последних лет жизни.
Ещё во время работы в обсерватории Шокальский избирается действительным членом Русского географического общества, которое было в то время центром географических наук в России. Во главе его (в качестве вице-председателя) стоял знаменитый географ Пётр Семёнов- Тян-Шанский. В 1914 году, после смерти Тян-Шанского, вице-председателем Русского географического общества стал Юлий Михайлович. После Февральской революции 1917 года Шокальский стал председателем Русского географического общества и оставался им до 1931 года, впоследствии став почётным президентом Общества.
Записка Ю. Шокальского об исследовании Черного моря, 1914 г. Из фондов Русского географического общества
С 1897 по 1901 годы Шокальский занимался исследованием Ладожского озера. Он определил площадь озера, измерил глубины, вычислил объём его водной массы и особенно тщательно изучил термический режим озера.
С 1907 года руководил в Главном гидрографическом управлении работами по исследованию морей России и всего Мирового океана. Он же ввёл в науку само понятие «Мировой океан». Свои научные работы по изучению морей Юлий Михайлович обобщил в капитальном труде «Океанография» (1917).
В начале 1910-х гг. Шокальский выдвигает проект всестороннего океанографического исследования Чёрного моря. Претворить в жизнь этот проект удалось лишь в 1923–1927 гг. Под непосредственным руководством Шокальского производились работы по комплексному изучению Чёрного моря. Для нужд экспедиции было выделено специальное судно, на котором 4 раза в год выполнялись «гидрологические разрезы» между Крымом и Турецким берегом. Черноморская экспедиция Шокальского собрала огромный материал.
Именно в этот период центром его научной деятельности в Крыму стала Феодосия.
Ещё одной областью, где работы Шокальского имели мировое значение, была картография и смежные с ней вопросы. Им составлено или отредактировано огромное количество карт разного назначения, в том числе учебных. С 1925 по 1931 годы Шокальский был директором Государственного картографического института.
В 1900 году Академией наук по инициативе геолога Эдуарда Толля была организована Русская полярная экспедиция. Она должна была продолжить исследование Новосибирских островов, обследовать «Землю Санникова» (в существовании которой Толль был убеждён) и затем пройти Северным морским путём в Тихий океан.
18 июля 1900 года китобойное судно «Заря» вышло в море и 13 сентября было вынуждено встать на первую зимовку у бухты Колина Арчера. Во время первой зимовки была проведена съёмка по меридиану мыса Лаптева (на полуострове Таймыр), нанесён на карту ряд островов архипелага Норденшёльда.
После окончания зимовки судно продолжило движение на восток. Пройдя море Лаптевых, «Заря» подошла к острову Беннетта, у которого Толль предполагал встать на зимовку, чтобы в 1902 году с него начать поиски «Земли Санникова». Однако на зимовку удалось встать в лагуне Нэрпалах у западного побережья острова Котельного.
Толлем был описан остров Бельковский и к югу от него открыт небольшой островок, названный по имени каюра (погонщика оленей) экспедиции Стрижева.
28 апреля зимовку покинула партия зоолога Алексея Бялыницкого-Бирули в составе трёх человек. Эта партия собиралась произвести исследования острова Новая Сибирь. В конце лета за ней должна была прийти «Заря».
Запряженные нарты. Из фондов Русского географического общества
23 мая направился на остров Беннетта и сам Толль. Его сопровождали астроном Фридрих Зееберг, якут Василий Горохов и эвенк Николай Протодьяконов. Толль предполагал описать этот остров и отыскать другие неизвестные острова. После вскрытия моря за ними также должна была прийти «Заря».
Состояние льда моря Лаптевых в 1902 году оказалось неблагоприятным. «Заря» так и не смогла пройти к острову Новая Сибирь и к острову Беннетта.
Из-за недостатка припасов для третьей зимовки капитан «Зари» Матисен принял решение возвращаться на материк.
28 августа «Заря» зашла в Тикси, где и осталась навсегда.
Партия Бялыницкого-Бирули в ноябре покинула остров Новая Сибирь и по замёрзшему проливу Дмитрия Лаптева в декабре достигла поселения Казачьего на Яне.
Ввиду отсутствия сведений от Толля, на его поиски отправились спасательные партии.
В августе 1903 года одна из них достигла острова Беннетта. На острове была найдена хижина, а также донесение Толля президенту Академии наук, из которого было понятно, что 26 октября 1902 года Толль и его спутники покинули остров.
С острова удалось забрать геологические коллекции и географическую карту острова, составленную астрономом Зеебергом.
Обстоятельства гибели отряда так и не удалось восстановить; также непонятно, почему Толль и его спутники отправились в путь по неокрепшему льду.
Бабочка. Рисунок Г. Грумм-Гржимайло. Акварель. 1880 г. Из фондов Русского географического общества
Китайские солдаты, уроженцы провинции Гань-Су. Фотография из путешествия по Западному Китаю братьев Грумм-Гржимайло в 1889-90 гг. Из фондов Русского географического общества
Экспедиция 1889–1900 гг. в Восточный Тянь-Шань и Наньшань занимает особое место в научной карьере Григория Грумм-Гржимайло. Она стартовала из Яркента (нынешний Жаркент на юго-востоке Казахстана) и дошла до берегов реки Хуанхэ. Из пройденных экспедицией 7250 км около 6000 км пришлось на ранее неизвестные европейцам территории, что неудивительно: в планировании экспедиции деятельное участие принял Пётр Семёнов-Тян-Шанский.
Григорий Грумм-Гржимайло вместе со своим братом Михаилом, также участником экспедиции, первым из европейцев побывал в Люкчунской впадине, расположенной между отрогами Восточного Тянь-Шаня, и дал более детализированную орографию Восточного Тянь-Шаня и Куньлуня.
Экспедицией были обнаружены и описаны горы Бэйшань. Также было найдено множество новых видов животных, в том числе крупных млекопитающих и чешуекрылых, собрано более 1000 образцов птиц, 850 образцов горных пород. Составлен гербарий в 800 листов, подготовлен обширный этнографический материал. По всему маршруту экспедиции произведена гипсометрическая съемка, составлены карты местности.
В научных кругах экспедиция Грумм-Гржимайло вызвала огромный резонанс. Учёный с большим вниманием подошел к изданию отчёта об экспедиции, наполнив его, среди прочего, историко-страноведческими подробностями. Публикация трёхтомного отчета растянулась более чем на десятилетие. Последний том увидел свет в 1907 году.
Амдоский буддийский монастырь Лавран. Из фондов Русского географического общества
Пётр Кузьмич Козлов родился 3 (15) октября 1863 года в г. Духовщина Смоленской губернии.
Своё первое путешествие Козлов совершил в составе четвёртой экспедиции Пржевальского в Центральную Азию (1883–1885 гг.). В 1887 г. окончил военное училище. Затем участвовал в экспедициях Михаила Певцова (1889–1890 гг.) и Всеволода Роборовского (1893–1895 гг.). Пересёк пустыню Гоби, побывал в Тибете, Кашгарии, обследовал горные хребты Куньлунь, Восточный Тянь-Шань, Наньшань и другие районы Центральной Азии.
В 1899–1901 гг. возглавлял экспедицию по Монголии и Тибету, которая обследовала пустыню Гоби, верховья рек Хуанхэ, Янцзы и Меконг.
Результаты первой самостоятельной экспедиции Петра Козлова превзошли все ожидания. Ему удалось собрать многочисленные сведения по истории и этнографии в стратегически важном для Российской империи районе Азии – Восточном Тибете, в том числе его исторической юго-восточной области (Каме). За эту экспедицию он был награжден Константиновской медалью РГО.
"Знаменитый" субурган в Хара-Хото. Из фондов Русского географического общества
Вторая экспедиция под руководством Козлова в Центральную и Южную Монголию проходила в 1907–1909 гг. В южной части пустыни Гоби Козловым был обнаружен и изучён погребённый сотни лет в песках древний город Хара-Хото (в XI–XIII вв. – цветущий и богатый город Тангутского царства в Центральной Монголии, разрушенный в ходе завоевания Чингисханом в 1226 г.).
При его раскопках был найден ценный археологический материал, в частности, предметы буддийского культа, а также библиотека, насчитывавшая тысячи рукописных книг, написанных на тангутском, китайском и других языках. Это открытие явилось одним из крупнейших событий археологии XX века.
В 1923–1926 гг. Козлов возглавлял первую советскую экспедицию по изучению центральной части территории Монголии.
По материалам своих путешествий он написал ряд книг: «Монголия и Кам (1899–1901)», «Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото» (1923) и другие.
Петр Козлов провёл в экспедициях в общей сложности более 17 лет. Его научное наследие необычайно обширно и до сих пор ещё не освоено учёными полностью. Оно включает экспедиционные отчеты, статьи и книги, путевые дневники, картографические и фотографические материалы, огромную переписку с коллегами и друзьями.
Карл Богданович родился 29 ноября 1864 года в Витебской губернии. В 1886 году окончил Горный институт и получил звание горного инженера.
В 1887 году Богданович стал действительным членом Императорского Русского географического общества. Через год он был удостоен серебряной медали ИРГО за статью «Хорасанские годы и культурная полоса Закаспийской области».
В 1889 году Богданович был включён в состав экспедиции под руководством Михаила Певцова, который проводил исследования Центральной Азии. Богданович изучал горные цепи Куньлуня, нагорье Тибет. Он обследовал золотые прииски, месторождения нефрита, отложения лёсса на склонах гор и сыпучие пески Такла-Макан; собрал богатую коллекцию горных пород.
За труды по изучению природы Центральной Азии был удостоен в 1891 году серебряной медали имени Николая Пржевальского ИРГО.
В 1892–1895 годах Карл Богданович принял участие в геологических исследованиях вдоль трассы Сибирской железной дороги.
В начале 1895 года Министерство земледелия и государственных имуществ представило Комитету Сибирской железной дороги предложение организовать особую правительственную экспедицию для исследования золотоносности берегов Охотского моря, западного берега Камчатки и Шантарских островов. Предложение было рассмотрено и одобрено Комитетом Сибирской железной дороги. Возглавить экспедицию, получившую официальное название Охотско-Камчатской горной экспедиции, было поручено Карлу Богдановичу. Русское географическое общество оказало ей содействие.
Камчатка. Вид города Петропавловска: восточная часть. Н. В. Слюнин. Из фондов Русского географического общества
В течение почти трёх лет экспедиция обследовала сначала хребет вдоль Охотского моря, затем хребет Джугджур. Из порта Аяна экспедиция переправилась на Камчатку. Подробными геологическими исследованиями проходимых территорий было доказано «присутствие золота во многих речных долинах между левым берегом реки Уды и бывшим портом Аяном, а также в вершинах некоторых рек Камчатки».
Помимо поисков золота, Карл Богданович изучал потухшие вулканы Срединного хребта Хангар, дал описание группы вулканов Ключевской сопки и ряда других вулканов, что явилось огромным вкладом в отечественную вулканологию. Участники экспедиции сделали съёмки всех пройденных маршрутов и постоянно вели подробные метеорологические наблюдения. Были проведены ценные этнографические наблюдения, описания кочевых тунгусов, оседлых казаков и крестьян, камчадалов, кочевых ламутов и коряков.
По возвращении в Петербург в архив ИРГО был передан путевой альбом фотографий, выполненный участником экспедиции доктором Николаем Слюниным.
Монастырь Сэра. Главная кумирня с востока, с полугоры над монастырем. Из фондов Русского географического общества
Тибетские женщины в праздничных нарядах. Из фондов Русского географического общества
После окончания факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета Гомбожаб Цыбиков три года (1899 - 1902) провёл в экспедиции, организованной Русским географическим обществом. Целью его путешествия была Лхаса, столица Тибета, куда не пускали иностранных подданных. Путешественники всего мира отправлялись туда, но возвращались или даже погибали, не достигнув цели. Гомбожаб Цыбиков отправился в путешествие под видом буддийского паломника, спрятав фотоаппарат в молитвенный барабан. Тибетцы полагали, что снимки забирают души людей, и казнили тех, кто пытался их сфотографировать.
Русский путешественник Гомбожаб Цыбиков стал первым в мире человеком, который сфотографировал Лхасу.
Цыбиков подробно описал жизнь тибетцев и вывез ценную коллекцию книг.
После экспедиции, которая принесла Гомбожабу Цыбикову мировую известность, он занялся научными изысканиями в области тибетологии, буддологии и монголоистики.
Во время работы в Восточном институте во Владивостоке в качестве лектора и профессора монгольской словесности он составил «Пособие для практического изучения монгольского языка».
После Февральской революции 1917 года Гомбожаб Цыбиков, активно выступавший за демократические преобразования в Бурятии, возвратился в Забайкалье.
Учёный развернул просветительскую деятельность: организовывал учительские курсы, составлял научные пособия. При непосредственном участии Гомбожаба Цыбикова была организована бурятская секция Восточно-Сибирского отдела Географического общества СССР.

В 1912 году русский гидрограф Георгий Седов представил в Гидрографическое управление свой проект экспедиции на Северный полюс. Этот проект предполагал достижение на корабле Земли Франца-Иосифа, а затем поход к полюсу на санях и собаках. Проект был отвергнут как военно-морскими, так и научными кругами России.
Отказ основывался на многочисленных случаях, когда подобные экспедиции заканчивались безрезультатно и даже трагично.
Когда Седову было отказано в финансировании, он ухватился за предложение газеты «Новое время» организовать сбор средств для экспедиции путём подписки. Собрав необходимые средства, Седов начал готовиться к экспедиции.
Из-за скорого отплытия она была плохо подготовлена: не успели привести в порядок судно, были закуплены некачественные продукты, вместо ездовых собак куплены обычные.
28 августа 1912 года судно «Святой великомученик Фока» вышло в море. Оно направилось к Земле Франца-Иосифа, но вскоре льды заставили «Св. Фоку» вернуться к Новой Земле.
В середине сентября судно встало на незапланированную зимовку в бухте Фоки (на полуострове Панкратьева). По плану «Св. Фока» должен был довезти участников экспедиции на Землю Франца-Иосифа, там выгрузить дом, взятый ими с собой в разобранном виде, и запасы экспедиции, а сам вернуться в Архангельск. Возможность зимовки на судне не была предусмотрена.
Дневник Георгия Седова. Из фондов Русского географического общества
«Св. Фока» освободился ото льдов только 21 августа 1913 года и через десять дней добрался до Земли Франца-Иосифа. Вторая зимовка проходила в крайне тяжёлых условиях. Топливо составляли моржовые шкуры, угольная пыль, пустые бочки и ящики, звериное сало и переборки между каютами. Из-за недоброкачественной пищи началась цинга, которой заболел и сам Седов.
2 февраля 1914 года Седов с двумя матросами тронулся в путь к Северному полюсу. Однако в пути Седов скончался. Матросы похоронили его на мысе Аук острова Рудольф, после чего вернулись на судно.
17 июля «Св. Фока» покинул бухту Тихую и зашёл на мыс Флора, где встретил уцелевших участников экспедиции Брусилова. 15 августа 1914 г. «Св. Фока» добрался до становища Рында на Мурмане.
Экспедиция провела метеорологические наблюдения, Седов произвёл опись северо-западного берега Новой Земли вплоть до мыса Флиссингенского на Карском побережье. Участники экспедиции пересекли Северный остров Новой Земли, описали часть побережья на Карской стороне, провели съёмку и составили геологическое описание острова Гукера и близлежащих островов.
Карта плавания гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана на ледокольных судах "Таймыр" и "Вайгач". Из фондов Русского географического общества
Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО, 1910–1915) была организована по решению Российского императорского флота для освоения Северного морского пути, а также для съёмки побережья и островов Северного Ледовитого океана.
Вследствие болезни в 1913 году начальника экспедиции генерал-майора Ивана Сергеева фактическим руководителем экспедиции и капитаном одного из её судов, ледокольного парохода «Таймыр», стал Борис Вилькицкий.
4 сентября 1913 года, уже под началом Вилькицкого, экспедицией было совершено одно из последних мировых географических открытий – к северу от полуострова Таймыр обнаружен архипелаг Северная Земля, первоначально получивший название «Земля Императора Николая II». Также экспедицией был открыт ряд мелких островов.
Результаты шести сезонов экспедиции имели большое научно-практическое значение. Хотя сверхзадача экспедиции – открытие регулярного сообщения по Северному морскому пути – не была решена, её участникам удалось собрать большое количество данных о ледовой обстановке, течениях и климате побережья Российской Арктики. Участок предполагаемого Северного морского пути на протяжении от Карского моря до Берингова пролива был подробно нанесён на карту.
Карта маршрута экспедиций Николая Вавилова и Василия Марковича. Из фондов Русского географического общества
Николай Вавилов родился в Москве. В 1911 году окончил Московский сельскохозяйственный институт. После окончания института Вавилов был оставлен при кафедре профессора Дмитрия Прянишникова для подготовки к профессорскому званию. С 1917 по 1921 годы состоял профессором Саратовского университета при кафедре частного земледелия и селекции.
В 1921 году был избран заведующим отделом прикладной ботаники и селекции Сельскохозяйственного учёного комитета. В 1923–1929 гг. – директор Государственного института опытной агрономии.
В 1924 году Вавилов возглавил созданный им Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур. Институт стал общепризнанным мировым научно-исследовательским центром, сыгравшим большую роль также и в развитии географии культурных растений. Под руководством Николая Вавилова была собрана уникальная «мировая коллекция семян» образцов полезных растений, растущих в диком состоянии и культивируемых во всем мире. К 1940 году она насчитывала до 200 000 образцов.
Вавилов был организатором и участником ботанико-агрономических экспедиций, охвативших большинство континентов (кроме Австралии и Антарктиды), в ходе которых выявил древние очаги формообразования культурных растений. Он совершил экспедиционные поездки на Кавказ и в Закавказье (1908), в Фергану и на Памир (1916), в Северный Иран (1916), Канаду и США (1921–1922), Афганистан (1924), Хиву, Бухару, Казахстан, Киргизию (1925–1929), страны Средиземноморья (1926–1927), Сомали и Эфиопию (1927), Китай, Японию, Корею (1929), Северную, Центральную и Южную Америку (1930–1933).
Николай Вавилов и члены Географического общества на выставке памяти Юлия Шокальского, июнь 1940 г. Из фондов Русского географического общества
Одной из наиболее продуктивных по числу опубликованных материалов стала экспедиция в Афганистан, в том числе в географически малоисследованные районы Кафиристана. Учёный прошел караванным путем около 5000 км. По результатам экспедиции были подробно описаны все возделываемые и дикорастущие полезные растения, а также проведено первое детальное и всестороннее географическое и экономическое исследование Афганистана. За эту экспедицию Вавилову была присуждена золотая медаль имени Николая Пржевальского (1924).
Широкая экспедиционная деятельность Вавилова позволила ему создать учение о мировых центрах происхождения культурных растений. Он обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов. Внёс существенный вклад в разработку учения о биологическом виде. Вавилов заложил основы системы государственных испытаний сортов полевых культур. Сформулировал принципы деятельности главного научного центра страны по аграрным наукам и создал сеть научных учреждений в этой области.
На основании сфабрикованных обвинений был арестован в 1940 году. В 1943 году скончался в тюрьме. В 1955 году посмертно реабилитирован.
Над проектом работали
Дизайн, вёрстка онлайн-выставки, вступление, редактура: Наталья Бабахина
Формирование макетов экспозиции, текст: Анастасия Кадргулова, Ольга Мокшева
Дизайн макетов экспозиции: Всеволод Прокофьев
Редакторы проекта: Виктор Дятликович, Кристина Серпокрыленко
Корректор: Игорь Птицын